Выставки

ДОСЛІДНИЦЬКА ВИСТАВКА «МУЗЕЙНА ЛАБОРАТОРІЯ»

    Вперше у Маріупольському краєзнавчому музеї створена дослідницька виставка, яка називається «Музейна лабораторія». Вона відображає не тільки експонати, а й процес їх вивчення. Подібна робота є обо...

Виставка картин другої частини Меморіалу Куїнджі

   У травневі дні Маріупольський художній музей ім. А.І. Куїнджі порадує своїх відвідувачів виставкою пейзажного живопису відомих українських митців другої половини ХХ століття з колекції музею. Всі п...

Великодні барви Приазов'я

     22 квітня 2021 року в музеї народного побуту (філія КУ "Маріупольський краєзнавчий музей") відкрилась виставка "Великодні барви Приазов'я", центральне місце в якій зайняли писанки різних часів,...

Фотогалерея



Битва на річці Калці

31 травня 1223 року десь у приазовських степах на річці Калці сталася битва між об’єднаними русько-половецькими силами та ворожим монголо-татарським військом. Майже 800 років минуло з тих часів, але трагічні події як і раніше викликають інтерес у професійних дослідників та любителів історії. Пропонуємо статтю колишньої наукової співробітниці Маріупольського краєзнавчого музею Рени Іллівни Саєнко, яка мала особливий погляд на деякі питання подій давнини.

 

БИТВА НА РЕКЕ КАЛКЕ 

 

Эти события произошли в далеком 1223 году в знойных степях Приазовья, на берегах древней Калки. В кровавой битве сошлись здесь древнерусские воины и их союзники половцы с монголо-татарами. Сражение на Калке стало началом упорной и героической борьбы Древней Руси с жестокими и коварными завоевателями.

Весной русские дружины двинулись в поход, в Степь Половецкую. У порога Руси стоял враг. "Приде неслыханная рать: безбожнии маовитяне, рекомии татарове... Их же добре никто не весть ясно, кто суть и отколе приидоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их..." – так записали древнерусские летописцы первые сведения о новых степных пришельцах.

Это было тридцатитысячное монголо-татарское войско, которое Чингизхан отправил под командованием своих ближайших помощников Субэде и Джебе в Восточную Европу для проведения стратегической разведки. Его кровавый путь, начавшийся у стен покоренной монголами Бухары, пролёг через Северный Иран, Азербайджан, армянские и грузинские земли, где цветущие города были обращены в пепел, а очаги сопротивления жестоко подавлены. Столкнувшись на Северном Кавказе с объединенными алано-половецкими силами, монгольские полководцы сначала расстроили договор союзников, потом разбили войско алан (предков современных осетин), а города и селения их и других соседних народов разграбили и сожгли…

Монголо-татары вырвались из горных теснин Кавказа в степи и с неслыханной скоростью помчались на север, а потом на запад, преследуя и уничтожая убегавших половцев. Под сокрушительными ударами завоевателей один за другим пали половецкие объединения, главные стойбища – зимовища степняков были захвачены и разрушены, многие половцы и их ханы погибли.  Опасный враг оказался у самых рубежей Древней Руси, у вала Половецкого. Но монголо-татары на Русь не пошли, а повернули на юг, ворвались в Крым, где не только разрушили половецкие стойбища, но захватили и разграбили богатый торговый город Сурож (Судак). В Крыму они остановились на отдых.

Весть о татарах, их жестокости, коварстве и хитрости уже достигла Киева и других городов Руси. В Галич, к князю Мстиславу Мстиславичу Удалому с просьбой о помощи примчался его тесть половецкий хан Котян, чудом уцелевший в кровавой мясорубке. Отложив все дела, галицкий князь в сопровождении половецких ханов отправился в Киев к князю Мстиславу Романовичу. Надо было поднимать Русь на борьбу с неприятелем.

Когда в Киев съехались все князья на Совет, хан Котян сказал такие слова: "Нашу землю отъяли днесь (сегодня), а вашу заутра возмут пришед...; аще не поможете нам, мы ныне иссечены будем, а вы наутрии иссечены будете..."

Чтобы закрепить союз, ханы щедро одаривали русских князей, раздавая коней, верблюдов, буйволов, прекрасных невольниц.

Совет князей поддержал просьбу половцев и принял решение об организации совместного похода против завоевателей. Многовековой опыт борьбы русского народа со степными кочевниками подсказывал, что враг не остановится у порога государства и его необходимо как можно быстрее отогнать от рубежей русских. И лучше это сделать в степи, не пуская врага в пределы страны: "Луче бы ны (нам) есть приять я  (их) на чюжей земли, нежели на своей".

Во время съезда князей в Киев прибыли татарские послы и попытались разрушить русско-половецкий союз, но их предложение отвергли, а послов убили.

Русь начала готовиться к походу. Сбор всех дружин назначили в конце апреля у Заруба, в семидесяти километрах южнее Киева.

От Заруба по правому берегу Днепра двинулись на юг пешие и конные дружины: киевская, галицкая, волынская, черниговская, смоленская, курская, турово-пинская, путивльская, переяславская. Путь войск лежал к Варяжскому острову (остров Хортица), где была назначена переправа через Днепр. Одновременно к месту переправы прибыли "галицкие выгонцы" (вассалы галицкого князя), которые "на тысяче лодей" прошли водными путями по Днестру в Черное море, вдоль морского берега до устья Днепра, вверх по Днепру к месту встречи ниже порогов. Здесь же к русскому войску присоединились половцы: "приде вся земля половецькая и все их князи".

Неожиданно в русский стан прибыли новые татарские послы с прежними предложениями: совместно расправиться с половцами, но и эти предложения были оставлены без внимания. Послов отпустили.

По мосту, устроенному из связанных между собой ладей, войска перешли на левый берег Днепра. Здесь сразу же пришлось столкнуться с монгольскими разведывательными отрядами. Молодой волынский князь Даниил Романович с небольшим отрядом поскакал в степь посмотреть "невиданную рать". Погоня продолжалась недолго. Монголы умчались на быстроногих лошадках в степь, успев осыпать градом стрел своих преследователей. Русских воинов поразил необычный вид всадников и, обсуждая это, они отметили, что те "хуже половцев". Но опытный волынский воевода Юрий Домамирич заметил, что они "... стрельци суть, ратници суть и добрии вои...". Галицкий князь Мстислав Удалой "с тысячью вои" тоже направился в степь, где напал на монгольский авангард, разбил его и "гнаша в поле далеце, секуще и взяша скоты их".

Восьмидневный переход русско-половецкого войска от Днепра к берегам Калки был особенно труден. Стоял нестерпимый зной. Постоянно беспокоили внезапно нападавшие монгольские разъезды. Враг заманивал войско всё дальше в степь. У самой Калки вдруг попал в западню и был истреблен русский авангард.

По утверждению историков, в битве на Калке при небольшом различии в вооружении и структуре войск, силы сторон были примерно равны. Различия были в организации войск и тактике ведения боя.

Еще до начала сражения монголо-татары хорошо узнали состав и вооружение всего русского войска, используя молниеносные наскоки своих летучих отрядов на движущиеся русские дружины. Русское же войско видело перед собой пока только небольшие отряды монгольского авангарда, ничего не зная о количестве и составе главных сил противника.

Основные силы монголо-татарского войска стояли за Калкой и ждали подхода русских для решительного боя.

Обнаружив у Калки главные силы противника, русские войска остановились и тоже заняли позиции. Дружина Мстислава Удалого, состоявшая из конных и тяжеловооруженных пеших воинов, переправилась на левый берег и расположилась вдоль реки. Тяжеловооруженная конница волынского князя Даниила Романовича выдвинулась вперед как ударная сила. Впереди встала половецкая легкая конница. Дружина Мстислава Черниговского заняла позиции у переправы по обоим берегам Калки, а Мстислав Киевский со своей дружиной, состоявшей, в основном из пеших воинов, остался в резерве и устроил свой стан на возвышенном правом берегу реки, "бе бо место каменисто". Свой лагерь киевляне оградили повозками и "колием" (кольями), сделав его недоступным для вражеской конницы.

Воины начали готовиться к решающей битве, проверяли оружие и защитное снаряжение.

Каждый русский всадник был вооружен тяжелым копьём и тяжелым мечом, саблей, булавой и кистенем для ближнего боя. Лёгкая конница, в том числе и половецкая, имела облегченные мечи или сабли, луки со стрелами, топоры и булавы для ближнего боя. Пешие ратники готовили к бою свое оружие - мечи, копья, топоры, луки со стрелами. Налаживалось и защитное снаряжение, одинаковое и для конных, и для пеших воинов: железные шлемы, кольчуги, пластинчатые или чешуйчатые доспехи, щиты и наручи.

Войско монголо-татар состояло из легковооруженной конницы авангарда (наскока) и разведки и тяжеловооруженных всадников для встречного боя. У каждого воина авангарда на вооружении имелись кривой меч, боевой топор, легкое копье, аркан, по два лука (один для дальней стрельбы, другой для стрельбы бронебойными стрелами) и по два колчана, в каждом по 30 стрел и по 30 запасных наконечников. Воины летучих отрядов, которые вели разведку, копий не имели. Каждый из всадников главных сил готовил к бою по два меча - прямой и кривой, длинное тяжелое копьё, боевой топор, аркан, два лука и два колчана стрел с запасными наконечниками. Защитным снаряжением монгольским воинам служили кожаный доспех - для всадников авангарда; кольчуга, железный шлем и пластинчатый доспех - для всадников главных сил, а также кожаный доспех  для коня.         Каждый монгольский воин имел три-пять заводных лошадей.

Ранним утром 31 мая (6 июня по новому стилю) началось сражение. Первыми в битву вступили половцы. За ними в ряды противника врубились воины Даниила Романовича. В самом начале боя князь получил рану в грудь от удара вражеского копья, но поля битвы не покинул и продолжал сокрушать врагов. В сражение включились воины Мстислава Удалого, потом дружины смоленская, курская, переяславская.

Сражение все больше разгоралось. Храбро бились русские воины с монголами. Казалось, еще немного и враг обратится в бегство. И он, действительно, начал отступать. Но это был тактический маневр. Как только за отступающими монголами бросились половцы, а за ними русские дружины, главные силы монголо-татарского войска раздвинулись, перестроились и начали обходить фланги русичей. Перед русским войском открылся железный строй одетой в броню тяжелой монгольской конницы. Под её мощным натиском первыми побежали половцы, сминая боевые порядки русских, сметая лагерь и войска у переправы. Дрогнули и русские дружины и начали отступление. А "крылья" монгольских основных сил сужали кольцо окружения. Началась жесточайшая рубка. Летописец так описал страшную картину разгрома: "...и сметошася вси полци русские, и бысть сеча зла и люта..., всюду мертвии лежаху, в кровьяко вода лиашася...". Тысячи русских воинов пали на поле брани, а те, кому удалось вырваться из окружения, устремились к Днепру. Там была переправа. Казалось, там было спасение.

Осадив лагерь киевского князя, так и не принявшего со своей дружиной участия в сражении, и оставив для этого небольшую часть войска, монголы бросились в погоню за отступающими. Преследователи не щадили никого. В степи между Калкой и Днепром остались лежать тысячи рядовых воинов, "тысяцких и воевод и бояр множество" и шестеро русских князей, в том числе Мстислав Черниговский и его сын.

Впервые спасались бегством с поля брани Мстислав Удалой и Даниил Романович. Прискакав к Днепру с остатками своих дружин и переправившись на правый берег, они приказали уничтожить ладьи, "повеле жеещи их, а иныи сечи и отринути от берега, боясь по себе погони..."

А в это время на берегах Калки дружина Мстислава Романовича, князя киевского, укрепившаяся на крутом берегу реки, три дня успешно отражала вражескую осаду. Не добившись успеха, монголо-татары использовали традиционный коварный прием - послали в лагерь киевлян воеводу бродников Плоскиню, который "целовал крест"(давал клятву) и обещал, что всех воинов и князей отпустят за выкуп, если они сложат оружие. Но как только воины лишились оружия, сам предатель связал князя киевского и других князей и выдал их татарам. Все воины тут же были убиты, а пятерых князей умертвили под досками настила, на котором пировали завоеватели.

Черная весть разлетелась по всей Руси. Летописец указывает, что Земля Русская от начала своего не знала еще такого бедствия: "Погибе без числа много людей и бысть вопль и вздыхание и печаль по всем городам и по волостям."

Здесь же, на берегах Калки, свидетельствуют летописи, полегли последние русские богатыри: Александр Попович и его слуга Тороп, Добрыня Рязанич по прозвищу Золотой Пояс "и другие семьдесят храбров". Как же могло случиться, что "войско прекрасное, бодрое, сильное совершенно исчезло?" - спрашивает Н.М. Карамзин в "Истории государства Российского". Этот вопрос мучил и древних летописцев. Записывая рассказ о сражении на Калке со слов его участников, они возложили главную вину за поражение на галицкого князя Мстислава Удалого, который "зависти ради" не согласовал свои действия с киевским князем и вступил в сражение, надеясь на легкую скорую победу и не желая ни с кем делиться лаврами победителя. Осудили летописцы и действия киевского князя, который, видя с возвышенного места своего лагеря, как монголы избивают русские войска, "...не подвигошася никамо же."

На ходе сражения отрицательно сказалось отсутствие единого командования. Еще накануне похода из-за места главного военачальника спорили между собой киевский и галицкий князья. Летописи отметили, что вспыхнула "катора (ссора) межи их велика". В поход отправились, так и не создав единого командования. Распри, разъединявшие князей, ослабили мощь русского войска, которое монголо-татарам удалось разбить по частям.

В то же время, завоеватели были спаяны железной дисциплиной и единым командованием. Их войско, исключительно мобильное и стремительное, использовало неизвестные русичам тактические приёмы, в том числе охват флангов, тыловые удары, введение в решающий момент боя тяжелой, одетой в броню конницы, что и решило исход сражения.

Многие причины привели к трагическим последствиям, но главная из них - раздробленность русских земель, мешавшая консолидации всех сил древнерусского общества, в том числе и военных…

 

*      *      *

 

Прошло много столетий со времени трагических событий на берегах реки Калки, но они не забыты. Их изучение ведется около двухсот лет. Написаны десятки исследований историков и литературоведов. Сведения о первом нашествии монголо-татар в Восточную Европу и о сражении с ними русских дружин у берегов степной реки Калки включены во все энциклопедии, фундаментальные издания по истории, вузовские и школьные учебники.

Казалось, эти события полностью изучены и "белых пятен" не осталось. Но и сейчас перед историками стоит ряд неразрешенных проблем, и самые важные из них - хронология и локализация битвы.

Главные источники по истории сражения на Калке - древнерусские летописи. Известны четыре варианта летописного рассказа: киевский, волынский, новгородский и суздальский. По одному из них (суздальскому) приход завоевателей в половецкую степь, организация похода русских дружин и сражение на Калке состоялись в 6731 году используемого тогда на Руси летосчисления (от "сотворения мира"), что соответствует 1223 году современного календаря (от рождества Христова). В остальных вариантах все события датированы 6732 (1224) годом. Восточные (арабские) хроники тоже засвидетельствовали, что нашествие монголо-татар на половцев и сражение русских дружин с завоевателями произошли в один год – 620 год хиджры, что соответствует периоду с 4 февраля 1223 года до 23 января 1224 года в современном летосчислении.

Ссылаясь то на одни источники, то на другие, историки неоднократно пересматривали дату, связанную с битвой на Калке. При этом чаще отдавали предпочтение 1224 году. Но в последнее время общепризнанным считается 1223 год. Именно эта дата указана почти во всех изданиях второй половины ХХ века, в которых излагаются события, связанные с нашествием монголо-татар в степи Восточной Европы и битвой на реке Калке.

Как показали расчеты, все указанные события не могли вместиться во временные рамки одного года ни по древнерусскому, ни по восточному календарям.

На Руси в XIII веке новый год начинался 1 марта. От этого дня до дня битвы на Калке (31 мая) всего три месяца. Если брать за основу восточное летосчисление, то от начала года (4 февраля) до 31 мая срок будет чуть больше - почти четыре месяца.

А теперь проведем реконструкцию событий с момента выхода монголо-татар в половецкие степи до битвы на Калке, но в обратном порядке. Начнем от 31 мая, когда произошла битва на реке Калке. К месту битвы от места встречи русских дружин у Заруба (в70 километрахюжнее Киева) переход занял чуть больше месяца - с конца апреля до 30 мая. Чтобы успеть к месту сбора войск к концу апреля, дружинам из Турово-Пинского княжества (расстояние до Киева около700 километров) необходимо было выступать не позднее первых чисел апреля. В те же сроки двинулись дружины из Галицкого и Смоленского княжеств. Немного короче был путь дружин волынского, курского и черниговского князей. Так что готовность всех войск была назначена на начало апреля. Значит, на подготовку к походу на местах отводился целый месяц, то есть март: необходимо было подготовить оружие и защитное снаряжение, сделать запасы продовольствия и фуража, подправить сбрую боевых и ездовых коней, обозные повозки.

Совет князей, принявший решение о выступлении русских войск против монголо-татар и определивший сроки начала похода, должен был состояться не позднее середины февраля. А для того, чтобы съезд князей состоялся в середине февраля, киевский князь должен был послать ко всем русским князьям гонцов не позднее второй половины января. Значит, к этому времени в Киев уже прибыли галицкий князь Мстислав Удалой и половцы.

Хан Котян возглавлял лукоморское объединение половцев, кочевавших в низовьях Днепра. Ему чудом удалось спасти свои орды от разгрома. Они и не пытались бороться с монголо-татарами, а просто покинули свои "вежи", бежали за Днепр, а потом в Галич. Половцы, вероятно, прибыли к Мстиславу Удалому не позднее середины января. Таким образом, разгром половцев (без крымских) был кончен в начале января. К концу января монголо-татары были уже в Крыму, в Судаке.

Чтобы пройти через всю Половецкую Степь от Северного Кавказа до крымского Судака, необходимо было преодолеть расстояние около трех тысяч километров. Даже если всадник постоянно будет находиться в седле, преодолевая в день не менее70 километров(монголо-татары делали дневные конные переходы и по100 километров, но такой темп нельзя было поддерживать постоянно), это расстояние можно было преодолеть не менее, чем за 40 - 45 дней.

Но в задачу завоевателей входила не прогулка верхом по Степи Половецкой.  Они шли её завоевывать. Они разгромили все объединения половцев, захватили все их "вежи", разрушили зимовища. Для этого времени требовалось вдвое больше. Теперь мы можем высказать предположение, что рейд монголо-татар через половецкие степи начался от предгорий Северного Кавказа не позднее середины ноября, а, возможно, в начале месяца. И именно ноябрь-январь следует считать наиболее удобным периодом для нападения на "вежи" половецкие, когда орды собрались к своим постоянным зимним стойбищам. Иначе их пришлось бы разыскивать по всей степи, гоняясь за каждой ордой. Кроме того, к началу декабря замерзали реки, что способствовало ускорению движения завоевателей.

Теперь мы можем с уверенностью сказать, что действия монголо-татар в Степи Половецкой и битва на реке Калке не укладываются в хронологические рамки, отведенные как древнерусскими летописями, так и арабскими хрониками, в один и тот же год. Нападение завоевателей на половцев началось в ноябре 1223 года, что отметили восточные хронисты и суздальская (Лаврентьевская) летопись, объединив с этим событием битву на реке Калке. Подготовка же русских войск к походу в половецкую степь, сам поход и сражение на реке Калке состоялись в 1224 году - именно под этим годом Киевская, Волынская (Ипатьевская) и Новгородская первая и четвертая описали эти события, связав с ними и все предшествовавшие, то есть разгром половцев. И хотя во вступлении и статье Вы прочитали, что битва на реке Калке произошла 31 мая 1223 года, предложенные автором расчеты доказывают: наиболее вероятным годом битвы русских дружин с монголо-татарами является все-таки 1224 год.

Поисками реки Калки и места, где произошла первая битва с монголо-татарами, историки занимаются более двух столетий. Предпринимались даже попытки проведения археологических раскопок в предполагаемых местах сражения. Так, Н.Е. Бранденбург, организатор петербургского артиллерийского музея, в конце XIX века провел раскопки нескольких курганов вблизи Мариуполя и некоторых сёл Мариупольского уезда с целью обнаружения захоронений русских воинов. При раскопках были найдены погребения, относящиеся к эпохе меди-бронзы (III–II тыс. до н.э.) и ни одного захоронения русских воинов XIII века.

Московский ученый К.В. Кудряшов в 1954 году выступил с гипотезой, согласно которой сражение произошло вблизи современного заповедника Каменные Могилы, а свой укрепленный лагерь киевский князь Мстислав Романович устроил, якобы, на гряде мощных выходов гранитов, что находятся в восточной части заповедника. Эта идея нашла горячих сторонников среди краеведов нашей области и работников заповедника. Там даже установили крест в память о погибших древнерусских воинах.

Согласиться с мнением ученого мы не можем по многим соображениям и, прежде всего, по той причине, что название реки Каратыш, протекающей вдоль заповедника с восточной стороны, даже отдаленно не напоминает названия древней Калки.

Большинство же ученых и прежде, и теперь связывают летописную Калку с Кальмиусом или его притоком Кальчиком. Названия этих рек созвучно названию Калки. В Приазовье протекает несколько рек, имеющих общий корень "кал" - Кальмиус, Кальчик, Малый Кальчик (на современных картах он обозначен как Калка) и Калец. Это подтверждает и запись древнего летописца: "...бысть на Калкох брань великая ...". Но вот какая из указанных рек является той Калкой, на берегах которой произошли трагические события?

Установить это исключительно сложно, поскольку нет "вещественных доказательств". Многие считают, что в том месте, где произошло сражение, должны быть захоронения, оружие и защитное снаряжение русских воинов и монголо-татар. Но всё не так просто. Нельзя забывать, что погребения погибших русских воинов не производилось, поскольку сделать это было некому - оставшиеся в живых спасались бегством. Своих погибших монголо-татары предавали огню, а тела русских воинов растащили хищники. Что касается оружия и снаряжения, оставшегося на поле битвы, то его собрали победители. Это были их трофеи. Справедливости ради следует сказать, что отдельные, немногочисленные находки древнерусского оружия вблизи Мариуполя случаются (боевые топоры, наконечники стрел), но их находят далеко друг от друга и указывать на конкретное место битвы они не могут. Вот почему поиски места битвы затруднены, и ищут его не по вещественным находкам, а по "месту каменисту" – указанному в летописях месту расположения лагеря киевского князя. Но таких каменистых мест, то есть, обнажений древних кристаллических пород, в Приазовье довольно много и на водоразделах, и по берегам рек, в том числе Кальмиуса и Кальчика.

И дело не только в том, чтобы найти каменистое место, ставшее со стороны реки неприступной преградой для врагов. Эта преграда должна сочетаться с обширным, удобным участком для размещения значительного войска (дружина киевского князя состояла из десяти тысяч человек), а на противоположном берегу Калки, где произошла битва, должно находиться поле, удобное для сражения с участием больших конных масс.

Такое место есть на Кальмиусе в восьми днях пути, как свидетельствуют летописи, от днепровской переправы. Картографические материалы помогли определить вероятный маршрут движения русских войск.

Сначала дорога шла вдоль берегов реки Конские воды (Конки) вверх по её течению, потом по водоразделу на восток, оставляя справа истоки первой Калки (Кальчика), пересекала вторую Калку (Малый Кальчик) и к концу восьмого дня доводила до главной Калки (Кальмиуса) вблизи устья балки Дубовой. Это расстояние составляет 240–243 километра. Севернее балки Дубовой река делает несколько изгибов, образуя выступ в восточном направлении. Крутые, обрывистые берега этого мыса неприступны с востока. С юга и юго-запада его прикрывает протяженная и довольно глубокая балка Дубовая, тоже являющаяся естественной преградой. Таким образом, более удобного места для устройства большого лагеря было бы трудно найти. И, наверное, не случайно одна из небольших балок в районе предполагаемого лагеря киевлян носит символическое название "Кровавая". Этот факт установлен по военной карте конца XIX века.

Обращает на себя внимание еще один факт. На левом берегу Кальмиуса, напротив мыса, расположена возвышенная, довольно ровная местность, очень подходящая для большого конного сражения. Балки, разрезающие это плато по восточному краю, представляли собой удобные места для устройства засады или укрытия резервов, чем, вероятно, монголо-татары и воспользовались. Восточнее это плато переходит в обширную пойму реки Грузской Еланчик, где могли устроить свой лагерь монголо-татары. Здесь была вода и много хорошего корма для лошадей и скота.

Там, где много веков назад разыгралась кровавая битва, сейчас лежат поля мирных сел Новая Марьевка, Первомайское, Красный Октябрь (нині Майорове), Мичурино, Тельманово (нині Бойківське). Это самый правдоподобный вариант в трудных поисках места битвы. Он дает возможность локализовать не только место исторического сражения, но и установить, что древняя Калка носит сейчас название Кальмиус.

Однако ставить точку в решении этой проблемы еще рано. Необходима серьезная проверка гипотезы и более тщательное изучение мест, где сражались за Родину и сложили свои головы храбрые и мужественные воины Древней Руси.

 

Саенко Р.И. Битва на реке Калке. «Мариуполь – мой любимый город...». Очерки по истории города и края. Мариуполь, 2010. С. 24-36.